[НОВОСТИ][ФОТО][ТВОРЧЕСТВО][ССЫЛКИ][ФСБ][ФОРУМ]

Интервью


Сергей Безруков: "Он был для меня добрым дедом"

Театрал №6 (150) июнь 2017г.

ЗВЁЗНЫЙ ВЕЧЕР» ЖУРНАЛА «ТЕАТРАЛ» ПРИУРОЧЕННЫЙ В ЭТОМ ГОДУ К 90-ЛЕТИЮ ЭЛЬДАРА РЯЗАНОВА, ПРОШЕЛ В КИНОКЛУБЕ «ЭЛЬДАР» ПРИ ПОЛНОМ АНШЛАГЕ. БИЛЕТЫ РАСКУПЛЕНЫ В КОРОТКИЙ СРОК. В ВЕЧЕРЕ ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ СЕРГЕЙ БЕЗРУКОВ, ИРИНА КУПЧЕНКО, ЛАРИСА ГОЛУБКИНА, АЛЕКСЕЙ КОРТНЕВ, АНСАМБЛЬ MOSCOWBOYS И ТРУБАЧ ВАДИМ ЭЙЛЕНКРИГ.

Так сложилось, что в марте, когда редакция журнала готовилась к «Звездному вечеру» (мероприятие состоялось 24 апреля) главный редактор Валерий Яков посетил нашего постоянного автора Евгения Евтушенко(автора рубрики «Поэт в России - больше чем поэт») написать очерк о своей дружбе с Рязановым. По трагическому  стечению обстоятельств этот материал Евтушенко успел продиктовать за пару дней до смерти, и он стал последним в жизни ВЕЛИКОГО поэта (опубликован в майском номере журнала). Зная об этом, Сергей Безруков решил начать свою встречу со зрителями монологом из спектакля «Сирано де Бержерак». Дело в том, что «Сирано» объединил однажды и Рязанова с Евтушенко: режиссер мечтал снять картину о легендарном поэте, назначив на главную роль современного поэта.

- На роль Сирано Эльдар Рязанов пробовал артистов. Причем каких артистов! – рассказал  Сергей БЕЗРУКОВ. - И Андрея Миронова, и Сергея Юрского. Но мы их не увидели в этих ролях, впрочем, как и Евгения Евтушенко. Рязанов очень хотел, чтобы поэта сыграл настоящий поэт. Началась работа. Но вдруг Евгений Александрович оказался в опале, поскольку началась Пражская весна и он высказался против танков в Праге. И, естественно, Эльдару Александровичу чиновники выдвинули циничный ультиматум сроком на 24 часа. За эти 24 часа режиссеру предстояло решить: либо он отказывается снимать Евтушенко и ищет другого артиста, либо ему навсегда запрещают снимать картину.

Нужно отдать должное Эльдару Александровичу. Он не просто великий режиссер, а настоящая личность. Серьезная гражданская позиция у него была всегда. И он твердо остался стоять на своем. Пусть даже и ценой судьбы картины.

У Булгакова есть фраза: «Рукописи не горят». Эльдар Александрович забавно ее продолжал: «Рукописи не горят, если они находятся у тебя дома. А если они в государственных спецхранах, то пиши пропали». Так и случилось с «Сирано». Пленка, на которой были записаны кинопробы Евтушенко, утрачена.

Я уверен, что фильм «Сирано де Бержерак» вошел бы в золотую коллекцию фильмов Эльдара Александровича. Но, к великому сожалению, не судьба...

- На роль Сирано пробовался и Владимир Высоцкий...

- Это очень интересная история. Дело так было. Однажды Эльдар Александрович встретил в театре Высоцкого и Марину Влади. И Высоцкий, зная о предстоящих съемках «Сирано», тоже попросился на пробу.

Как вспоминал потом Рязанов, в разговоре была допущена бестактность, поскольку Эльдар Александрович, вовсе не желая обидеть артиста, ответил: «Володя, я очень хочу снять в роли Сирано настоящего поэта».

Высоцкий это проглотил. И только робко напомнил: «Я тоже пишу». - «Ну, Володя, ну что ты пишешь... Я мельком слышал, но это немного не то, что мне нужно...»

Рязанов тогда еще не был знаком с творчеством Владимира Семеновича, но все же позволил ему пойти на пробы.

Самое поразительное, что в 1976 году друг Эльдара Александровича Михаил Львовский, поэт, драматург и сценарист, подарил Рязанову 8 часов песен Высоцкого, записанных на кассетах. Как раз режиссер собирался в отпуск и все эти кассеты решил взять с собой. И тут произошло удивительное... В тихий час в санатории Эльдар Рязанов стал включать Высоцкого. Сначала у себя в номере, потом стал выносить магнитофон на лестничную клетку. В результате 24 дня отпуска прошли под знаком Высоцкого. Наконец, когда он вернулся, то первым делом позвонил артисту: «Володя, я очарован, я заслушался, ты потрясающий поэт». И тогда Высоцкий спросил: «Ну, теперь бы вы сняли меня в роли Сирано?» - «Теперь бы снял». И оба повесили трубку.

Так или иначе, картина не состоялась. Я думаю, снять Высоцкого Рязанову тоже не дали бы: в этот период Владимир Семенович пробовался на множество главных ролей, но каждый раз доблестный худсовет вычеркивал его кандидатуру. Наверное, вычеркнул бы и из этой роли.

Впрочем, сам Эльдар Александрович говорил, что снимать Высоцкого было бы сложно. Речь идет о сцене под балконом, когда Сирано обращается к Роксане, притворяясь Кристианом. Как говорил Рязанов, Роксану нужно было бы сделать либо глухой, либо тупой, потому что спутать голос Высоцкого с другим просто невозможно.

- Какие воспоминания остались лично у вас от съемок у Рязанова?

- Эльдар Александрович, в отличие от многих других режиссеров, очень любил артистов, относился к ним внимательно, бережно и трепетно. Он мог сорваться на осветителя, если тот мешал ему общаться с артистом, но на самого артиста - никогда. Находиться на съемочной площадке с Рязановым было большим счастьем - это было пребывание в бесконечной любви, когда режиссер ласково обращается к тебе, приглашает тебя в кадр, радуется, если ты импровизируешь.

Мне посчастливилось играть в двух его фильмах - «Ключ от спальни» и «Карнавальная ночь 2». «Иронию судьбы. Продолжение» Рязанов не принял. Как автор первой и единственной «Иронии судьбы...», он имел на это полное право. И мне было тем более приятно узнать, что меня в этой истории он одобрил. Наверное, я понравился ему тем, что играл персонажа, никак не связанного со старым фильмом. Я не был ни сыном Лукашина, ни дочкой Нади, я вообще не был ничьим родственником. Я был просто Ираклий с Дальнего Востока.

Я дорожу памятью Эльдара Александровича и его отношением ко мне. У нас были очень теплые отношения. Мы созванивались, поздравляли друг друга с днем рождения. Он был для меня добрым дедом. Эльдара Александровича знают и любят, по-моему, все. Даже молодежь, которая отечественное кино практически не знает, предпочитая западные картины, Рязанова смотрит с удовольствием. Его фильмы современны до сих пор...

- Сейчас вы художественный руководитель Московского Губернского театра. Легко приняли такое решение?

- Понимаете, я ведь, можно сказать, вырос за кулисами. В Пушкинском театре, где работал мой отец, я знаю каждый уголок. Сколько себя помню (а я себя помню приблизительно с года), отец все время брал меня с собой на работу. Я смотрел все спектакли, в том числе и взрослые. Конечно, в душе своей он хотел, чтобы я стал актером, и приглядывался ко мне, и репетировал со мной, и готовил к поступлению в Школу-студию МХАТ. Он стал моим учителем в профессии, учил меня лет с восьми. Так что одно дело - прийти на должность худрука, будучи человеком, далеким от театра, и совершенно другое - прийти, зная театр с пеленок. Я рад, что за три года смог сделать театр, о котором вам уже известно. Если зрители о театре не знают, тогда ты проиграл. А я проигрывать не люблю.

ЕЩЕ ОДНО НЕБОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ АКТЕР ДАЛ ЗА КУЛИСАМИ КИНОКЛУБА.

- Сергей, «Звездный вечер» по традиции проводится в поддержку ветеранов кино и сцены. А какие благотворительные программы существуют в Губернском театре?

- Мне кажется, о благотворительности не нужно много говорить - нужно просто делать. Наш театр принимает участие в различных благотворительных акциях, в том числе в помощь ветеранам  сцены. В частности, мы сотрудничаем  с фондом «Артист». Делать это необходимо. Кто будет заботиться об артистах, если не коллеги? Сейчас мы востребованы, но что будет дальше - неизвестно. Может, и мы окажемся среди тех, кто нуждается в помощи.

К великому сожалению, старики в России порой брошены. На Западе пенсионеры имеют возможность кататься по миру, у нас - разве что идти по миру. Какие уж там путешествия - дай бог выжить. Так что проблема большая. Вообще старики и дети – они у вас в стране большая проблема...

О ветеранах кино и сцены - разговор особый. Это люди, которые когда-то блистали, а теперь в силу возраста стали ненужными. Нет ничего страшнее, чем быть ненужным. В США пожилые актеры полуют -проценты с картин, в которых когда-то снимались, и живут безбедно. У нас такой практики нет. Поэтому в театре в первую очередь думаешь о стариках. С возрастом ролей для них становится все меньше - приходится что-то придумывать специально. Мне кажется, для артиста в возрасте главное - выходить на сцену. Только бы не чувствовать себя не удел.

- Удалось ли вам адаптировать театр для людей с ограниченными возможностями?

- Да, мы проводим политику доступного театра. Губернский театр оснащен подъемниками для колясочников, в зале выделены специальные места, где они могут расположиться. Проблем с парковками тоже нет.

Слабослышащих людей мы привлекаем к участию в спектаклях. Например, в пластическом спектакле «Калигула», последней постановке Сергея Землянского, мы заняли артистов из Театра мимики и жеста. Пятеро ребят работают на сцене наравне с драматическими артистами.

Кроме того, мы серьезно занимаемся тифлокомментированием. Сейчас специальным комментарием снабжены шесть наших спектаклей, и мы продолжаем увеличивать эту цифру. А также готовим тифлокомментаторов из числа артистов. Я постоянно говорю о том, что тифлокомментирование в театре необходимо, но массово эту эстафету пока не подхватили. Буквально недавно к нам присоединился театр «Современник», где теперь есть две постановки с тифлокомментированием. А так - время от времени выходят отдельные спектакли, и на этом все. В кино - то же самое. Есть специальные сеансы для незрячих и слабовидящих, но в широком прокате эта возможность недоступна. Продюсеры этим не занимаются. В итоге все сводится к тому, что незрячие люди находят доступные для них фильмы в интернете, замыкаясь в домашнем кругу, в некоем одиночестве, а это неправильно, потому что этих людей, наоборот, нужно вовлекать в социум, чтобы они смотрели фильмы и спектакли наравне с остальными зрителями. О проблеме мы говорим на протяжении всех трех лет, в течение которых тифлокомментирование существует в Губернском театре. Пока мы единственный театр в России, который практикует его постоянно. Не смешно ли?

- Как расширить число театров, доступных для незрячих людей?

- В первую очередь необходимо обучить специалистов-тифлокомментаторов. Нужно, чтобы каждый регион или крупный город направил в Москву хотя бы одного представителя (здесь работает институт «Реакомп» Всероссийского общества слепых). Вернувшись в свой регион, этот человек мог бы работать в театре.